Как вылечить колит кишечника в домашних условиях отзывы форум

Колит кишечника — это острый или хронический воспалительный процесс, локализующийся в толстом кишечнике и возникающий по причине ишемического, инфекционного или токсического поражения тканей органа. Кишечника человека состоит из двух больших отделов — тонкого кишечника и толстого.

Колит кишечника: симптомы и лечение у взрослых

Как пациенту с воспалительным заболеванием кишечника 12 лет не могли поставить диагноз, а государство потратило на него полмиллиона долларов. Виктору Исааковичу 59 лет. В недавнем прошлом он занимал руководящие посты в строительных и девелоперских компаниях Петербурга — и именно в этом статусе его имя нередко появлялось в публикациях различных СМИ. О другом своем опыте — борьбе с тяжелым и неизлечимым заболеванием — Виктор Исаакович до сих пор не давал интервью.

Мы встречаемся в фешенебельном ресторане на Петроградской стороне. Пьем черный чай с лимоном. Вынимает из конверта две фотокарточки: вот он в начале х, у него дистрофия второй степени — весит 60 килограммов. Сейчас — , и это, по словам Виктора Исааковича, его нормальный вес. Болезнь Крона наряду с язвенным колитом входит в группу воспалительных заболеваний кишечника ВЗК. Это иммуноопосредованное заболевание, его точная причина до настоящего времени неизвестна.

В России, по данным на год, около 31 тысячи пациентов с ВЗК: соотношение больных с язвенным колитом и болезнью Крона составляет три к одному. ВЗК не только диагноз, но и в какой-то мере стигма. И болезнь Крона, и язвенный колит неотвратимо ухудшают качество жизни пациентов, доводя многих до депрессии.

Даша Скребцова. В начале х у меня вдруг стали открываться язвы луковицы двенадцатиперстной кишки. Начались боли, рвота, я не мог есть. Пошел к врачу, мне сделали фиброгастродуоденоскопию ФГДС.

Назначили лечение. Пью лекарства — язва рубцуется, но через какое-то время снова открывается. И так несколько циклов. Я шел не к районному терапевту, а к специалисту нужного направления и квалификации. Но время было ужасное: полный разброд и шатание, особенно в системе здравоохранения — врачей нет, лекарств нет. И назначил ряд исследований: в частности, надо было сдать на анализ желудочный сок. Это крайне противная процедура, ФГДС по сравнению с ней — цветочки.

Вам нужно самостоятельно проглотить тонкую резиновую трубку с наконечником, чтобы она дошла до желудка и двенадцатиперстной кишки, и около двух часов сидеть с ней, чтобы с определенным интервалом у вас брали желудочный сок. В общем, я измучился. Пришел после этой процедуры домой, и вдруг вечером у меня поднялась температура, начался сильный понос.

Я подумал, что отравился. Позвонил врачу, он посоветовал подождать до утра. Выпил — не проходит! День, второй, третий. Тогда я пошел в ю поликлинику на Петроградской стороне, которую в свое время сам и строил. Начали лечение, с капельницами и прочим — толку никакого. Впрочем, как-то уменьшили частоту позывов в туалет.

У меня была путевка на Кипр, и я смог съездить с семьей. Вернулся — все продолжилось. Доктора в растерянности. Лечился неделю, вторую, третью — бесполезно. Положили на две недели в отделение для больных СПИДом. Вновь ничего не нашли. И меня направили обследоваться дальше. Меня даже в Академию ветеринарной медицины отправили. Приехал к профессору, милому старичку.

Он так обрадовался! Людей ведь у него не бывало. Конечно, что-то там они высеяли, и он тут же предложил в научных целях изобрести для меня специальную вакцину.

И в таком духе история продолжалась 12 лет: мне не могли поставить диагноз, притом что я был у лучших врачей города. Как правило, все происходило по одному сценарию.

Проходил месяц-полтора, и я читал растерянность в его глазах: он не понимал, что делать. А я понимал, что ставлю хорошего человека в неудобное положение. И переставал к нему ходить. Я устал. Похудел на 50 килограмм, мне поставили дистрофию второй степени. Я знал все туалеты в городе, передвигался перебежками от одного к другому. У меня началась бессонница.

Встал вопрос о получении инвалидности. Так я дожил до года. Зимой у меня началось очередное обострение, я уже не знал, куда идти. Доцент честно признался, что не понимает, в чем там у меня дело. И направил к своему учителю — Козлевич Инне Васильевне. Это доктор старой школы: с ней обязательно шел помощник и все записывал.

Очень немногословная, резкая. Исследовательская база у них была мощная, но и там не могли ничего выявить. Однако Инна Васильевна уперлась: в итоге она нашла одного колоноскописта, и вот он смог поставить диагноз. О том, что у меня болезнь Крона, я узнал в июне года. Тогда я впервые услышал это название. Почитал и понял, что дело швах. Инна Васильевна, в свою очередь, направила меня к гастроэнтерологу Щукиной Оксане Борисовне, которая считается лучшим в городе специалистом по ВЗК.

С тех пор мы с ней идем рука об руку. Началось активное лечение: гормоны, черт в ступе Ничего не помогало, только лицо отекло: сам тоненький, а лицо — лунообразное. В книжке Халифа я прочитал, что единственный способ облегчить мое состояние — хирургическая операция. К тому времени я познакомился с профессором Сергеем Васильевичем Васильевым, главным колопроктологом Петербурга.

Лето как-то промучился. А показание — это когда непроходимость кишечника и тебя привозят на скорой. В сентябре года мне сделали операцию: удалили около метра тонкого кишечника и половину толстого.

Там такое было! В конечном итоге операция прошла очень удачно. Всю процедуру засняли, и у меня есть фотохроника: сколько отрезали, что именно. Эти фотографии стали наглядным пособием по ВЗК для врачей, Щукина их вставила во все свои научные работы. Я ходил на кафедральные разборы, меня везде демонстрировали как удачный пример. Но, к сожалению, если неспецифический язвенный колит можно вылечить хирургическим путем, то болезнь Крона — нет.

Она продолжается, даже если удалили пораженный участок. А после повторной от кишечника ничего не останется: можно складывать ручки. Я себе выделил два года, наметил план дел, которые должен сделать по жизни для семьи и детей. До этого он применялся в ревматологии, например при артритах. Больница получала его из Москвы, все боялись как огня: как его вводить? Там же жесткий температурный режим, потому что это, по сути, антитела к фактору некроза опухолей — мышиные и человеческие.

И он дорогущий! На тот момент инфузия введение в кровоток различных растворов. У меня была постоянная работа и хорошая медицинская страховка. Правда, как только в страховой узнали, что у меня болезнь Крона, отказались продлевать ДМС. Ведь препарат вводят по схеме: сначала первая инфузия, через две недели — вторая, через четыре — третья.

И если есть положительный эффект — далее инфузия раз в два месяца. Первые инфузии сделали по страховке, затем я дважды покупал препарат за свой счет. Но понятно, что даже ни один очень состоятельный человек не может раз в два месяца тратить 10 тысяч долларов на лекарство. Так что встал вопрос о получении инвалидности. Но у меня были фото с операции, так что в итоге все покивали головой: ты, мол, чудом избежал неприятностей. И быстро оформили инвалидность второй степени.

.

.

.

.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Колит кишечника симптомы и лечение.

.

.

.

Комментариев: 2

  1. Еркин:

    Кроме того, не надо забывать, что работа в сельской местности – это по 5 км в день пешком, если механизатор – по 14 часов рабочий день в страду и посевную, в остальное время ремонт техники (либо в отпуске за свой счет) и работа на улице в любую погоду, сейчас, например, убирают кукурузу и подсолнечник, кто-то еще и свёклу сахарную. Так что едят, чтобы от работы не сдохнуть, с диетой офисного планктона сравнивать никак нельзя – тяжёлый физический труд.

  2. leonika2000:

    sb10, спасибо за совет, попробую